Последнее обновление: 15 августа 2019 в 9:05
Подпишись на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.

Важные ссылки

Полезные ссылки

18 Июль 2011

Глухо, как в хранилище

Рубрика: Химэра. Прочитано: 633

Постоянные читатели газеты знают, что на протяжении десяти с лишним последних лет мы ведем рублику «Химэра». И почти все это время в статьях, под ней публикуемых, обстоятельно и с доступным для нас разнообразием и глубиной пытаемся освещать всю многогранную проблематику химического разоружения России, ход ликвидации запасов химического оружия в одном из семи самых больших арсеналов у нас в Марадыкове, а также связанные с этим общественные коллизии и противостояния. 

В связи с этим интересно отметить, что за это время «вектор гласности» вырисовался классичес-ки правильной волной. Помню, в 2000 году, когда у нас появились первые публикации на тему химразоружения, я как их автор «клевал» работников информцентра при арсенале и военных за «блокирование» всей информации по арсеналу и подготовке его к процессу ликвидации, скудость сведений о технической, технологической, научной, кадровой частях подготовительной работы.

По всей вероятности, точно такое же блокирование информации было и в других местах дислокации арсеналов. Однако по мере продвижения дел и начала строительства заводов в том же Щучьем, Горном и у нас, формирования санитарно-защитных зон и зон защитных мероприятий вокруг объектов, реализации социальных блоков общей программы химразоружения, при обострившемся общес-твенном голоде на информацию на бытовой вопрос «а что это такое там военные творят?», видимо, и в Федеральном управлении по безопасному хранению и уничтожению химического оружия поняли, что с известной долей дозированности, конечно, и очень блюдя неприкосновенность государственных секретов, кое-какую правду жителям вокруг арсеналов надо все же «сливать».

Помню пору, как наша голодная до новой темы журналистская братия кинулась глодать, обсасывать и пересасывать эти кидаемые нам «кус-ки правды». Причем делали мы это совсем не из корпоративно-профессионального желания «жарить» их на «газетном барбекю», а, к чести вятской и российской прессы, — для того, чтобы показать людям процессы, происходящие в этой сфере.

Но самое главное и самое важное, что не могут не признать даже военные и что мы смело можем зачесть себе в заслугу, — этими публикациями, пусть и с дозированной информацией, мы немало способствовали излечению общества от вспышки «эпидемии химиофобии». Заметьте: уже давно никто не орет на митингах: «Химразоружению — нет!», «Вывезти химоружие от нас подальше!», «Мы не хотим химической смерти!» Кто орал — проорались. И я, помню, тоже сокрушался, как в юности летами ел карасей из Карповых озер, в которые минувшими зимами опорожняли старые авиабомбы. И теперь никому даже в голову не приходит требовать, как часто это было раньше, «лежите эти бомбы еще сто лет, как лежали». Потому что все поняли, что лежать они, как раньше, уже не смогут.

Апофеозом и «праздником гласности» в сфере химразоружения применительно к нашему арсеналу был конкретный день 8 сентября 2006 года, когда на заводе в Марадыкове была положена на конвейер для расснаряжения и заполнения реагентом на 100 дней гидролиза первая авиабомба и все зарубежные, российские, в том числе вятские, журналисты на больших мониторах в одном из залов инженерно-управ-ленческого корпуса могли в деталях наблюдать, как все это происходит, и задавать любые вопросы командованию арсенала.

Тесным и очень плодотворным было у меня и у коллег, кто этого хотел, сотрудничество с информцентром при арсенале, а официально говоря, — группой по работе и связям с общественностью, и позднее. Благодаря этому жители нашего города и села могли по публикациям отслеживать ход дел на объекте, получая иной раз информацию даже излишне подробную. Была пора, когда по разным каналам материала на тему химразоружения у нас было «не проглотить».

Онако в последнее время, как заметили, верно, читатели, материалов о ходе дел на объекте нет. Не поступает из информцентра даже былых сухих сводок с цифрами о ходе ликвидации оружия, не говоря уже о хронике других событий на объекте. Не может в этом отношении похвастаться вниманием к ней со стороны офицеров арсенала и завода и оричевская газета «Искра». Информцентр существовать продолжает, выпускает «боевые листки», ведет возложенную на него работу, но две районные газеты, наша и оричевская, которые выходят в зоне защитных мероприятий, остаются без внимания и «подкормки» материалами, а на нашу «инициативу снизу» не реагируют и от просьб о встречах для интервью открещиваются. А ведь читателей у нас — две трети взрослого населения территории.

Подобное положение вызывает удивление. Ведь воинская часть со всей ее секретностью и спецификой, не государство в государстве. Работа, которая там ведется, — часть общего народнохозяйственного комплекса России. Здесь трудится немало котельничан, и все мы вправе отслеживать процессы химразоружения.

Иначе говоря, на одиннадцатом году «информационной химэры» мы на скате волны вернулись к тому, от чего ушли, — к информационной блокаде. Это тем более рождает недоумение, поскольку на объекте продолжают работать бригадами, сменяя друг друга, международные наблюдатели и весь заинтересованный в химразоружении мир детально отслеживает ход дел на всех объектах по ликвидации химического оружия в России, в том числе и в Марадыкове. Вот этот наш чисто российский парадокс совсем не лучшим образом сказывается на температуре общественного мнения, в частности нас, котельничан, поскольку информационная закрытость всегда рождает напряжение, а в данном случае и страх. Похоже, военные в химическом ведомстве так и не научились работать с населением через СМИ.

Очень жаль.

Анатолий ВЫЛЕГЖАНИН.



ФОТО

ВИДЕОРЯД


Рубрики

Поиск информации по категориям

Архивы

Поиск информации по месяцам

Свежие комментарии

система комментирования CACKLE

Друзья сайта

Погода

Счетчик

Статистика сайта
Индекс цитирования