Последнее обновление: 19 октября 2018 в 16:43
Подпишись на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.

Важные ссылки

DELO1_AkFST1_2015_F9602_0

70

Полезные ссылки

18 Апрель 2018

Барышня-крестьянка на Вятке

Рубрика: Юбилей. Прочитано: 1 321

Восемнадцатого апреля народной артистке СССР, художественному руководителю нашего ансамбля песни и танца «Искорка» Александре Васильевне Прокошиной исполнилось бы 100 лет. Коллектив свято чтит память о ней. И в канун круглой даты собрались его ветераны, которым посчастливилось учиться пению и танцу под руководством прославленной певицы, солистки хора имени Пятницкого, чтобы «вернуться» в те семидесятые-восьмидесятые, когда сельский хор художественной самодеятельности вырос до известного на всю страну и за рубежом коллектива.

Давайте мы послушаем их, а в ремарках на фоне познакомимся с мыслями самой Александры Васильевны о первом месяце работы с коллективом. Как всё было непросто.

Валентина Евгеньевна Патрушева: В посёлок я приехала в 1968 году. На второй же день пошла в художественную самоде-ятельность. В то время в колхозе был большой хор, свыше 60 человек: трактористы, повара, животноводы, учителя – люди самых разных профессий. Репетировали много, пели до хрипоты.

В 1974 году были приглашены на ВДНХ для участия в культурной программе, где председателем жюри была А. В. Прокошина. К тому времени она уже имела подвижнический опыт, немало работала с сельскими самодеятельными коллективами. Обратила она внимание и на нас: как призналась, мы покорили её не мастерством, а желанием петь.

И вот в 1975 году она появляется в нашем посёлке. Репетиции стали строиться совсем по-другому. Оказалось, суть не в том, чтобы выучить партию, главное – разогреть голос, в чём большую роль играют распевки, отдельно у мужчин и женщин. А потом соединялись и приступали к репертуару. Александра Васильевна работала над каждым звуком, особенно над гласным.

Из коллектива единицы имели музыкальное образование. Но благодаря её профессиональной методике все запели! Помню, когда мы разучили песню «Баллада о хлебе» и при исполнении её стремились следовать всем требованиям наставника, у самих мурашки пошли по коже. А она вдруг отвернулась (что случилось? – запереживали мы), потом, смахнув слезу, сказала: «Растревожили вы меня». Это была наивысшая похвала.

Александра Васильевна – очень жизнерадостный человек, подвижна и зажигательна. Участие в «Искорке» меняло нас, мы преодолевали эмоциональную скованность, приобретали уверенность в себе.

Тридцатое сентября 1975 года. Первая встреча с ансамблем песни и пляски «Искорка» ордена Октябрьской Революции колхоза «Искра» в Доме культуры. Хор поёт плохо, звук неважный, интонация нечистая, полное отсутствие образа при исполнении. В танцевальной группе показан один хороводный танец. Задача возложена большая. Надо нам с балетмейстером В. М. Захаровым отобрать группу в количестве 26 человек и подготовить специальную программу для поездки на Кипр. Настроение плохое. Нет уверенности, что можно подготовить совсем новую программу на высоком идейно-художественном уровне всего за 25 дней.

Анатолий Геннадьевич Патрушев, муж Валентины Евгеньевны: Я в «Искорке» стал заниматься официально как раз в 1975 году. Кстати, название ансамблю придумывали сами, был негласный конкурс. Александра Васильевна – педагог с большой буквы, очень грамотно строила работу с нами. Живая, увлечённая, эмоциональная, всё сама покажет: как ножку поставить, как топнуть, а уж как спеть – слов нет! Песню с танцем соединить очень непросто, многими навыками надо обладать для этого. Поэтому тщательно работали и над постановкой дыхания.

Наше общение с ней не сводилось только к репетициям. Она знала обо всех всё: о детях, о семейных проблемах. Требовательная в работе, в буднях простая и доступная, всегда корректно побеседует, если, к примеру, муж не отпускает жену на репетиции (времени на них действительно уходило много) или в поездку за рубеж, убедит его. Прекрасные отношения сложились у Александры Васильевны с Андреем Мироновичем Ронжиным. Во время поездок за рубеж всем колхозникам ставились рабочие дни. Мало того, что мы тогда бесплатно ездили за границу, так, вернувшись, ещё и зарплату получали.

Женская группа в 1975-м съездила на Кипр, а мужская зарубежные поездки начала с Италии в 1976 году. Следует отметить, что Александра Васильевна в поездках не требовала особых условий для себя, всегда была вместе с нами.

Первое октября. Наметили с балетмейстером программу-проект. Это 21 песня и 8 танцев. Третьего октября весь хоровой коллектив не пришёл на репетицию. Им стало ясно, что группу уже отобрали, и остальные решили не ходить. Обиделись, но выделить группу было необходимо. В этот день провели совещание с председателем колхоза Андреем Мироновичем Ронжиным. Решили: заниматься ежедневно с 9 утра до 8 вечера, найти костюмы для хора и танцевальных номеров, освободить всех участников от работы на время занятий, одеть коллектив в кредит в хорошие бытовые костюмы, платья, туфли, плащи, кофты, костюмы мужские и так далее. Срочно провести оформление документов для выезда за рубеж и сделать многое другое.

Зинаида Калиновна Санникова, в настоящее время хормейстер ансамбля «Искриночка» и костюмер: Здесь я оказалась в конце 1979 года, когда коллектив готовился к поездке в Японию. Попасть в ансамбль было не так просто. Но тогда освободилось место, и меня привела подруга. Это была и судьба, и счастье. С 24 лет я в этом коллективе.

А об ансамбле я уже знала, когда работала в Арбажском районе, слава о нём разлетелась тогда. Приезжал он и к нам с концертом – смотрели на одном дыхании. Александра Васильевна говорила слова перед программой, какая высота!

Меня она поставила на первое сопрано, стала распевать. Так и веду эту партию до сих пор. Конечно, сначала я робела. Потом поняла, что, несмотря на известность, передо мной очень обаятельный, простой, скромный человек. Как она умела настраивать на песню! Какие слова находила при объяснении! У нас комок к горлу подступал – и мы начинали петь. Именно петь, а не произносить заученный текст.

На репетициях Александра Васильевна требовала петь «в полный голос», танцевать «в полную ногу», как на концерте. До конца она сохранила свой замечательный голос, приятно было её слушать. Могла нам всё показать: и песню, и танец, и выражение лица, и осанку.

Она сама никогда не красилась, но выглядела всегда прекрасно, очаровывала ямочками. Однако сценический образ требовал грима, и Александра Васильевна в этом вопросе была тоже очень строга: каждого из нас осмотрит, поправит, чтобы волосы были на прямой пробор, никакой бижутерии. Ни в чём никакого отступа не допускала. На всю жизнь я запомнила, как она подгоняла под меня костюм, поставив меня на стол. Очень заботливая была.

Шестнадцатое октября. Программа вчерне подготовлена, дважды был генеральный прогон, а завтра уже показ. Волнуемся все – и мы, руководители, и исполнители. Костюмы достали хорошие – красочные, богатые. Жаль только, что не колхозные. Это задача первостепенной важности. После поездки вместе с созданием большого ансамбля надо создавать и костюмы. Неудобно такому колхозу клянчить костюмы на стороне.

Семнадцатого октября репетировали с 9 утра, в 12 часов сделали прогон всей программы, в 15 часов показ на зрителя. Мы считаем это генеральной репетицией. Зрителей в Доме культуры набилось до отказа. Все проходы были заняты. Приехали представители обкома партии, начальник управления культуры, заместитель его, директор областного Дома народного творчества, 1-й секретарь райкома партии, руководители колхоза. Показ прошёл неожиданно хорошо. Программа интересная, яркая, народная. Не достает мастерства исполнения, артистичности, особенно у хора. Много надо работать над образностью исполнения, над внешним обликом.

Любовь Михайловна Селезенева, Лидия Валентиновна Шабалина: Мы тогда были молодыми, поэтому многое недооценивали в силу возраста. Александра Васильевна не раз говорила: «Пройдёт время, вы вспомните». И ведь действительно вспоминаем. В то время, когда перед Советским Союзом стоял занавес, мы побывали в стольких странах! Какая была разница в жизни у них и у нас! Сколько мы увидели благодаря напористому характеру Александры Васильевны. Даже взять Москву, она во время фестиваля почти всё время жила с нами, хотя могла быть дома. Старалась нам больше показать: и кино, и театр, и Третьяковку, и зоопарк посетили.

Все восемнадцать лет Александра Васильевна почти безвыездно жила здесь, редко уезжала в столицу. Ей была предоставлена однокомнатная квартира, даже грядки садила она, не чуралась работы с землёй. Была членом колхоза. Какую выносливость демонстрировала нам во время поездок за рубеж! Когда в круизе вокруг Скандинавского острова ночью был сильный шторм и нас всех на другой день «штормило», когда врачи с нами возились, она всё выдержала, ухаживала за нами.

А как она чувствовала наше настро-ение! Мы, уезжая за границу, оставляли дома малолетних детей, очень волновались. Она сразу нас подхватывала, как только чувствовала грусть.

Благодаря «Искорке» все мы имеем звание ветерана труда, так как получили высокие награды.

Двадцать седьмое октября. После выходных дней снова ежедневные репетиции. Из хоровой группы выбыли 3 человека: одна женщина из-за болезни ребёнка, ещё двоих не пропустила выездная комиссия. Нарушилось равновесие голосов. Надо было срочно делать перестановку и переучивать партии. Это стоило больших усилий. Сегодня опять концерт в своём Доме культуры. Зрителей вновь полный зал, все проходы забиты, ни выйти, ни зайти. Концерт шёл точно по намеченной программе, в темпе, на хорошем подъёме и уровне.

Двадцать девятое октября. Отъезд в Москву. На Кировском вокзале в уголке собрался коллектив. Все нарядные, настроение приподнятое. Чувствуется какая-то взволнованность.

Юрий Николаевич Паньков: В коллектив ансамбля я вошёл в 1974 году и связал с ним себя на 26 лет, был аккомпаниатором-концертмейстером. От Александры Васильевны получил многое. Она удивительно чувствовала народную песню, могла по ходу без нотного стана писать партию. Не переставала нас учить, что песня и танец – единое целое. Что в них заложено, должно быть отражено на нашем лице, в нашем голосе, в наших движениях, в наших эмоциях: «Артист может где-то сфальшивить, зритель простит, но если лицо каменное –
нет. Через сердце должно пройти всё». Чтобы «завести» хор, могла сама заплакать, объясняя нам произведение, нас довести до дрожи. Помню, какие эмоции захлёстывали нас при исполнении песни «Неизвестный солдат»!

По специальности я руководитель оркестра народных инструментов, но благодаря Александре Васильевне освоил ещё и профессию хормейстера – она распевала женскую группу, а мне доверяла мужскую.

Нас было трио баянистов, партии сложные, под песню, под танец, требовалось сосредоточение. Но его нельзя показывать, нужны эмоции, она поругивала: «Не сидите, как три слона».

Кстати, участницами ансамбля были и моя жена Светлана Николаевна, и дочь Екатерина. Она сейчас с благодар-ностью вспоминает «Искорку» – многому научилась, это пригодилось ей в работе и в жизни.

Александра Васильевна не только растила нас как артистов, но и оттачивала нас как личности. Её квартира всегда была полна гостей.

Третьего ноября коллектив вылетел в Республику Кипр без художественных руководителей. Через неделю возвратился в Москву. Все очень устали, но в приподнятом настроении, с возбуждением рассказывали о поездке, о прекрасном приёме, о своих концертах. Поездка на всех произвела огромное впечатление. Ансамбль с честью выполнил свои задачи. Двенадцатого ноября состоялся просмотр программы в Министерстве культуры РСФСР. С моей точки зрения, выступили неудачно, вяло, без творческого запала.

Михаил Александрович Распопин, руководитель ансамбля «Искорка»: Восемь лет отработал я с Александрой Васильевной. Научился у неё вычленять главное, не отвлекаться на второстепенное. Она по сути совершила революцию в народном творчестве. До неё мало кто создавал синтез песни, танца и музыки. А это ведь всё идёт из народа. Вспомните деревенские вечёрки.

Александра Васильевна успешно перенесла профессиональную методику работы с коллективом из хора Пятницкого на наш ансамбль. Она умела добиваться качества. Главное её наследство в том, что она протоптала нам дорогу за границу. А миссия коллектива особая: глядя на наше творчество, песни, пляски, слушая музыку, видя красивые костюмы, зарубежный зритель меняет своё отношение к России. Люди с такой богатой культурой не могут быть враждебными.

Феномен нынешней «Искорки» в том, что мы продолжаем традиции первого художественного руководителя, не отступаем от её методики. Да, мы другие, современные, но не уходим от народного начала, мы не испоганили память. Мы богаты через творчество Александры Васильевны – как она умела отбирать репертуар, не перестаём удивляться. Какие произведения! Слеза идёт!

Феномен и в том, что на столько лет задержалась на нашей вятской земле народная артистка и обогатила её своим творчеством. Значит, мы её тоже чем-то покорили, значит были какие-то благодатные условия.

В этот же день я рассталась с коллективом. На сердце тревога: что будет дальше? Ведь это только небольшая группа, как у них пойдут дела дальше? Все надо сделать для того, чтоб создать в этом колхозе большой, творчески сильный коллектив. Для этого необходимо сформировать хор, свою танцевальную группу, одеть всех в отличные костюмы и, конечно, помочь им творчески. Наверно, придётся брать над ними шефство и, может быть, даже стать его художественным руководителем. Надо подумать.

...Прикипела Александра Васильевна за один месяц к сельскому коллективу, не смогла расстаться. Да, иначе и быть не могло: родившаяся в деревне в Калужской области, она с детства пропитана народным творчеством и уважением к людям земли. В семье все прекрасно пели – мама, сёстры. И маленькая Шура быстро «срослась» с песней, открыла ей чистую детскую душу на всю жизнь.

До 1993 года работала Александра Васильевна на вятской земле, единственная из народных артистов. Оставила глубочайший след. Она жива!

Тамара ТОЛСТОБРОВА.



ФОТО

ВИДЕОРЯД


Рубрики

Поиск информации по категориям

Архивы

Поиск информации по месяцам

Свежие комментарии

система комментирования CACKLE

Друзья сайта

Погода

Счетчик

Статистика сайта
Индекс цитирования