Последнее обновление: 9 июля 2019 в 15:20
Подпишись на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.

Важные ссылки

Полезные ссылки

25 Апрель 2011

Последний мельник из Чернышей

Рубрика: Истоки. Прочитано: 830

В. К. Черных

Все меньше остается людей, которым удалось не только видеть, но и работать на обыкновенной ветряной мельнице. Недавно в редакции газеты раздался телефонный звонок — и мужчина сказал, что хочет рассказать о своем деде-мельнике, о том, как сам ему помогал в детстве. Потом была встреча с Борисом Ивановичем Криницыным, во время которой он поделился воспоминаниями о событиях 70-летней давности. 

— Вот сейчас в Котельниче хотят поставить памятник мельнице. Что ж, хорошее и нужное дело, особенно для молодежи. Чтобы ожила старая присказка — «В Котельниче три мельничи». Старики, наверное, помнят, что в городе действовали во время войны две мельницы. Одна стояла около железной дороги, на ее месте потом построили быткомбинат. Она работала от электричества. А вторая была там, где сейчас территория бывшей кондитерской фабрики. Два больших нефтяных одноцилиндровых двигателя вращали жернова мельницы. На этой мельнице трудилась моя мать, и я ребенком бывал здесь не один раз. Особенно меня поражал огромный маховик, от которого шли длинные ремни.

Но самое интересное было раньше, еще до войны. Родом я из деревни Оса, где появился на свет за 11 лет до начала войны с Германией. У нас был колхоз «Осинский», колхозники трудились в поле и на фермах. А чтобы ребята не мешали взрослым, устроили детский сад. Я туда ходил. Детсадовцы с нянечкой часто отправлялись на прополку всходов льна. Он тогда был одной из главных сельскохозяйственных культур. Сеяли его и на осырках. Вся одежда в деревне шилась из льняного полотна. Запомнилось 22 июня 1941 года, день начала войны. Народ гулял на лугах, и вдруг прискакал верховой и сказал, что началась война с немцами… Отца забрали по повестке 21 сентября, никто его потом уже не видел. Пришло только два письма с Калининского фронта… Осталось нас у матери трое, двое сыновей и дочь. Я был старшим. Если бы не дедушка, не знаю, как бы и прожили…

Моя мама Ирина Васильевна была второй дочерью в семье Василия Кирилловича Черных. Точной даты его рождения не помню, наверное, не позднее 1880 года. Это был видный мужчина, около двух метров ростом, деликатный и выдержанный. За его спокойный нрав односельчане доверяли ему разбирать разные житейские споры, что-то навроде мирового судьи. Деревня Черныши, откуда он родом, где жил и работал, стояла по прямой от Осы километрах в пяти. Так что к деду и бабе мы бегали часто. Дед был мельником. Сначала на частной ветряной мельнице, а потом, при советской власти, — на колхозной. Когда я подрос, стал помогать дедушке. Главной моей обязанностью было наворачивать на ветер. Когда ветер менял направление, приходилось вращать верхушку мельницы вместе с крыльями. Для этого сделаны две длинные толстые жердины, которые крепились к зарытым в землю столбикам. Одному трудно, и дед частенько мне оказывал помощь.

Дом у него был большой и крепкий, два сарая, держал корову, теленка. Возле дома большой осырок, где сеяли жито, в основном ячмень и рожь. Бабушка прекрасно готовила, пекла хлеб и опускала его под пол для хранения. Еда у нее получалась намного вкуснее, чем у матушки. Вокруг деревни на полях ежегодно снимали хороший урожай, зерна было много, чего не скажешь об Осе. Здесь преобладал лес, и сюда ездили из Чернышей за дровами. Вот потому, когда в 1943 году в доме стало совсем худо с хлебом и мать решила перебраться в Котельнич, мы, дети, перекочевали жить в Черныши. Дед всю войну проработал на мельнице и умер в 1948 году. Похоронили его в с. Макарье.

Ребятня, навроде меня, вовсю помогала взрослым, женщинам и старикам. Где только не пришлось поработать! В школу не ходил, закончил четыре класса начальной. Расскажу два интересных случая. Однажды в колхоз пришло распоряжение направить одного человека в Макарье для сопровождения скота в Киров. Парень я был рослый, и председательша командировала меня. В селе наша команда — двое женщин и трое пацанов — приняла 100 голов быков и погнала. Переправлялись через Молому около Курино, потом через Вятку под Халтурином. Благополучно добрались до Кирова через пятеро суток. Сдали скот в целости, а нас снабдили на обратную дорогу лапшой. Двое суток мы ее ели до дома. Еще один случай, когда я вдруг чуть не попал в число пленных. Поехали мы на лошади с одним мужиком, которого звали Андрианом, в Киров за веялкой. В дорогу я надел перешитый матерью немецкий солдатский мундир. В Халтурине нас остановили солдаты, которые искали сбежавшего военнопленного немца. Андриан на вопрос солдата о пленном ради шутки показал на меня, вон, дескать, немец. Конвоиры растолкали меня, сонного, но убедились, что это совсем не беглец, которого они ищут.

В те годы в порядке вещей было перешивать одежду, передавать ее от старших к младшим. Например, я в школу ходил в отцовских сапогах. А когда один развалился, заменил его ботинком, надевал сверху сохранившееся голенище. На голове красовалась доставшаяся по наследству буденновка. Через плечо холщовая сумка вместо портфеля. В Котельнич из деревни добирались в основном пешком, летом босые.

Окончательно порвал с деревенской жизнью в 1948 году и перебрался в город, где в этом время на мельнице работала мать. В 1950 году призвали в армию и отправили на Дальний Восток, где участвовал в строительстве железной дороги. Потом ездил в Калининград, хотел там закрепиться — работать и жить. Но вернулся в Котельнич, выучился на шофера. Долгое время работал в автоколонне, мехколонне: строил дорогу на Даровское, прокладывал вместе с товарищами электролинию напряжением 110 киловольт. А на пенсию вышел из ЭТУСа. На память о той жизни остались воспоминания и несколько фотографий. На одной из них мой дед В. К. Черных — последний мельник из Чернышей.

Записал Юрий ВОЛОСКОВ.

 



ФОТО

ВИДЕОРЯД


Рубрики

Поиск информации по категориям

Архивы

Поиск информации по месяцам

Свежие комментарии

система комментирования CACKLE

Друзья сайта

Погода

Счетчик

Статистика сайта
Индекс цитирования