Последнее обновление: 19 марта 2019 в 10:51
Подпишись на RSS
rss Подпишитесь на RSS, чтобы всегда быть в курсе событий.

Важные ссылки

Полезные ссылки

4 Декабрь 2009

За бетонной стеной

Рубрика: Новости. Прочитано: 235

Несколько лет назад наша газета писала о том, как супружеская чета Ханс и Херта Велак из бывшей ГДР гостила в Котельниче у Соповых Михаила Константиновича и Валентины Ивановны. Михаил Константинович с первых дней становления завода работал на «Микрометре», а Валентина Ивановна 40 лет учила детей в первой школе, хотя по образованию технолог швейного производства. Судьба свела их случайно — в Свече, на танцах. Валя, уроженка города ткачей Иваново, в 1959 году приехала в поселок в гости к бабушке, где Михаил жил тогда с родителями (отец, известный журналист К. К. Сопов, позже работал в нашей газете). С тех пор живут, как говорится, «не разлей вода». Валентина закончила Ивановский технологический техникум и училась вместе (подумать только!) со знаменитым кутюрье, ведущим телешоу «Модный приговор», Вячеславом Зайцевым. Они и сейчас поддерживают связь, и Зайцев не раз приглашал ее участвовать в своей программе, но Валентина пока колеблется. Это так, к слову.

Наш сегодняшний рассказ о другом, об ответном визите к друзьям в ГДР, который состоялся за три месяца до падения пресловутой многокилометровой бетонной стены вокруг Западного Берлина, которую разрушили двадцать лет назад, 9 ноября 1989 года. В августе же еще ничто не предвещало того события, хотя в воздухе и витало предчувствие каких-то перемен. Восточные немцы, те, что постарше, в отличие от молодежи особенно не рвались на Запад. Но что случилось, то случилось. Правда, спустя двадцать лет восторгов от воссоединения поубавилось и «стена» до конца не исчезла, она осталась в головах людей. Западные немцы считают восточных нахлебниками, у последних же уровень жизни выше не стал. Им есть с чем сравнивать.

Итак, Соповы наконец собрались в гости к Хансу и Херте. Сутки езды от Москвы поездом до Франкфурта-на-Майне, и уже эмоциональный Ханс бегает по вечернему перрону, машет руками, кричит «Вала, Миша!». Дружеские объятия, слезы… Друзья снова встретились, на этот раз в ГДР, где Соповы еще не бывали. А вот Ханс к тому времени объездил почти весь Советский Союз, по линии Общества германо-советской дружбы, которое возглавлял. Потому неплохо говорил по-русски. С Соповыми свел опять же случай. Родная сестра Валентины Ивановны Галина одно время работала в ГДР в нашей воинской части зав-клубом и познакомилась с Хансом, который был частым гостем у советских военных. Он уговорил ее съездить к ней на родину в Иваново. Галина согласилась, сообщила об этом сестре, и Валентина тоже приехала посмотреть на общительного немца. Завязалась переписка, далее встреча Ханса в Котельниче, пельмени, Вишкиль — и полный восторг от России, о чем мы писали.

Уютный городок Вайс-Вассер, по размерам вроде нашего Котельнича, в часе езды от Франкфурта, и вскоре гости были на месте, в шикарной трехкомнатной квартире Ханса и Херты. Квартиры в ГДР, как и у нас, давали бесплатно. Кроме того, бесплатные медицина, образование, масса различных льгот на коммунальные услуги — словом, развитой социализм, к которому и мы стремились. Херта работала воспитателем в детском саду. Неподалеку жили уже взрослые дети. В отличие от нас, у многих немцев отношения с детьми довольно прохладные и контакты минимальные.

График пребывания Соповых в Германии был довольно плотный: день на экскурсии, встречи, затем день отдыха на природе у живописного озера. ГДР того времени их просто поразила. Культурой, чистотой, необычайно высоким (по нашим меркам) уровнем жизни населения, практически полным отсутствием преступности, в чем пришлось убедиться не раз. В магазинах полно товаров, разнообразие продуктов питания. Михаил Константинович решил, что попал чуть ли не в рай — «нам до того уровня не дошагать и за сотню лет». Насчет товаров и магазинов кое-какие сдвиги в России произошли, а в остальном действительно пропасть огромная.

На другой день поехали на озеро, где у Ханса (и не только у него) с весны до осени стоит так называемая «палатка», размером… с квартиру. Со всеми удобствами, мебелью, кухней, бытовой техникой, разной утварью. Рядом душевые кабины, туалеты, в которых как-то неестественно чисто — цивилизация одним словом. Дороги отличные (немецкое качество). Пока ехали, любовались окрестными пейзажами. В одном месте Ханс вдруг остановил машину, его взгляд упал на небольшую выбоину в асфальте, которую можно прикрыть ладонью. Записал то место в блокнот, чуть позже позвонил куда-то и говорит: «Спорим, Миша, — завтра ее не будет». Миша решил, что его разыгрывают, прикинул по-нашему разумению — кто будет из-за такой ерунды выезжать с ремонтом, и охотно поспорил на бутылку коньяка. Зря спорил. На другой день действительно от выбоины не осталось и следа, с трудом нашли то место…

За двадцать один день пребывания Ханс провез гостей практически по всей Восточной Германии. Дрезден, Берлин, Потсдам — музеи, выставки, концерты. На машине, теплоходе, на лодках по озерам, каналам. Цветы, клумбы, порядок. В чистейшей воде озер полно рыбы, хоть рукой лови. Мирно плавают утки, лебеди, стоят сонные цапли — словно сон какой-то. Устраивались встречи в школах, поразивших Валентину Ивановну уютом. Прекрасные, доброжелательные педагогические коллективы, хорошее оснащение, воспитанные дети.

Посещали некоторые предприятия — словом, есть что вспомнить. Запомнилась экскурсия на завод, где делают знаменитую немецкую фарфоровую посуду, от которой у рядовых россиянок раньше дух захватывало. Познакомились с директором, он показал весь процесс. А в конце ждал сюрприз — Соповым подарили шикарный сервиз, знаменитую «мадонну». Долгое время друзья и родные ходили к ним, как в музей, посмотреть на немецкое чудо. Правда, к настоящему времени отдали его детям.

В один из первых дней знакомства с ГДР Ханс стал собираться с гостями в поездку по городам. Застегнул огромную брезентовую палатку со всем добром на молнию и пригласил Михаила с Валентиной в машину. Михаил стал искать замок, чтобы запереть жилище. Ханс не понял и спросил, что он делает. Михаил с трудом объяснил о своем намерении. После паузы Ханс тактично, дабы не обидеть гостя, дал понять, что Германия не Россия и о воровстве не может быть и речи.

Это двадцать лет назад. Сейчас же, после наплыва эмигрантов, ситуация, говорят, и там изменилась.

У озера произошел поразивший котельничан случай. Пожилой немец, услышав русскую речь, подошел к ним и упал на колени, стал целовать руки, благодарить, что-то сбивчиво говорить… Оказалось, во время войны он был в плену в Сибири и только поэтому остался жив. К пленным немецким солдатам относились хорошо, и старик благодарен судьбе, спасшей его от верной смерти на фронте.

Можно вспомнить еще о сфере услуг, хорошо развитой в то время в ГДР. Соповы рассказали о множестве небольших уютных частных кафе, где можно посидеть и недорого вкусно перекусить. Пока они отдыхали на природе, в квартире у Ханса техники, которым он оставил ключи, делали ремонт — меняли трубы, сантехнику, кафельную плитку. Позже заехали посмотреть на сделанное и расписаться в бумагах. Соповы же удивились увиденному — в квартире никаких грязных следов ремонта…

Воспоминаний множество, но размеры газетной статьи ограничены.

После падения стены связи с Хансом прекратились, и что с ним сейчас, неизвестно. Говорят, многие восточные немцы в обиде на Россию за то, что бросила их.

Валерий ТОКАЕВ.



ФОТО

ВИДЕОРЯД


Рубрики

Поиск информации по категориям

Архивы

Поиск информации по месяцам

Свежие комментарии

система комментирования CACKLE

Друзья сайта

Погода

Счетчик

Статистика сайта
Индекс цитирования